Мы продолжаем работать в полном объёме и принимаем на лечение иностранных пациентов в клиниках Асклепиос в Гамбурге, соблюдая при этом требования законодательства по предотвращению распространения COVID-19.

Услуги
Отзывы пациентов
Валентина, родственница пациентки, Барнаул 01.12.2020
Уважаемая Анжелика, огромное человеческое спасибо за ваш профессионализм, душевное отношение к пациентам, Вы делаете невозможное - возможным!!!! Дай бог Вам и Вашей семье здоровья!!!! Всему медперсоналу с кем Вы работаете - здоровья!!! Самые приятные воспоминания о Вас!!!! Спасибо тысячу раз за Ваш нелегкий труд!!!!! У нас у Иры все потихоньку, спасибо!!!!!!!
Алексей, пациент, Екатеринбург 12.11.2020
Теперь я точно знаю, если Вам ставят диагноз рак, это не приговор, это заболевание, которое лечится, главное вовремя обнаружить.
В июне месяце переболел коронавирусом, начало болеть в районе груди, подумал что сердце давит. Записался к кардиологу, кардиолог все проверил сказал, что с сердцем все хорошо, это желудок, посоветовал сходить к гастроэнтерологу, подумал идти к нему - все равно отправят на эндоскопию, поэтому решил сразу пойти на эту процедуру.
Вердикт на этой процедуре был такой, что был полный шок и не знал, почему это со мной произошло? Огромная опухоль желудка, да еще злокачественная. Врач посоветовала срочно любым способом попасть в областной онкологический центр.
Не буду вдаваться в подробности как это получилось, но попал туда. Проходил обследование, было подозрение на метастаз в печени, врачи конкретно сказать ничего не могли, да и насмотрелся там всего пока стоял в очереди, назначили 4 курса химиотерапии. Но, параллельно начали изучать, как можно попасть на лечение в другую страну, потому что жить очень хотелось еще долго.
Отправили запрос в Израиль, Турцию и Гамбург. Почему Гамбург, у нас у знакомых была такая же ситуация и в России отказались оперировать, а там взялись и вылечили, уже пять лет наблюдений нет ничего. Организацией лечения занимается компания РУЛАКОМ.
Израиль сразу отказал (коронавирус), Турция прислала ответ, ценник был низкий, но были доплаты за все и, в итоге, даже не понятно сколько это все стоило.
Очень ждали ответ из Гамбурга (совет: делайте снимки всех заключений, сохраняйте диски КТ, фоткайте историю болезни всех приемов), это очень все помогло и ускорило. Было одно условие, не начинать химию в России пока не будет принято решение в Гамбурге, возьмут или нет, попросили два дня.
Ждали с огромным нетерпением и было огромное желание ехать туда, а не тут делать. Да и все врачи сказали, Германия - это самые передовые технологии.
Четко через два дня получили ответ, было все расписано лечение, стоимость обследования, стоимость химии, стоимость операции, при этом все услуги переводчика, переводы, питание, все было учтено и понятие цифр было прозрачны и точным, трансфер от аэропорта бесплатно и не важно, какой город Германии.
Прилетели во Франкфурт, нас встретили, несмотря, что ехать на машине 6 часов (рекомендую лететь из Москвы, через Стамбул и оттуда на Гамбург).
Приехали в Гамбург, больница нам за бронировали гостиницу, утром забрали отвезли больницу и взяли анализ на Ковид. Через два дня положили в больницу на обследование.
И тут я полностью успокоился и доверился врачам, вел мое лечение доктор Кутуп. Во первых, провели полное обследование организма, параллельно вшили порт через который вливали химию, что бы не сгорели вены, камерами просмотрели всю мою печень, на которую в Росси было подозрение, что там метастаз. Когда все закончили, пришел доктор и все подробно мне рассказал, что со мной, какое будет лечение, как будет операция, достал телефон и показал фото моей печени, которая была в идеальном состоянии без всяких метастаз, которые подозревали в России. Все это время врач, медсестры (это такие классные люди, я не знаю языков немецкий и английский, но все всё объясняют, смеются, приподнимают настроение жестами, такое ощущение что ты находишься в другом мире, все просто классно и спокойно и не думаешь что у тебя такое заболевание), везде тебя сопровождает переводчик.
Мы провели обследование и один курс назначенный химиотерапии, три последующие курса терапии делали в России, но выкупили их лекарства, там же в Германии дали телефоны врача, который умеет ставить капельницы в порт (в России порты почти не ставят, химию заливают через вены, поэтому очень важно чтобы специалист это умел), тут в России меня так же встретили как родного, врач также оказался просто суперский специалистом. Прокапали меня оставшиеся три курса и мы сразу вылетели обратно на операцию. Скажу правду, после той обстановки в Гамбурге, общения врачей, у меня вообще не было желание тут делать операцию, и я понял, как прошла у меня химия, меня не тошнило, не крутило, я после химии сразу ходил на работу и спокойно работал, питаться и чувствовал себя отлично, вес не упал ни на килограмм.
Прилетели в Гамбург на операцию, провели повторное обследование, доктор Кутуп пришел и опять все мне рассказал как на меня повлияла химия, опухоль уменьшилась все лимфоузлы стали нормальные, короче все прошло отлично.
Наступил день операции, был полностью спокоен, потому что доверял на 100% этом врачу. Операция прошла в место 3 часов, была 7 часов, это потом узнал и опять меня удивили отношение врачей к пациентам, когда достали желудок увидели опухоли на селезенке и кончике поджелудочной. Врачи взяли отщипы, и отправили на анализы доброкачественные или злокачественная опухоль. При этом я все время лежал на столе и врачи ждали результат анализа (я думаю в Росси зашили бы по цента и отправили в палату а потом опять разрезали и продолжали ее, а тут врачи все это время ждали), после получения результата врачи все равно все опухоли удалили, хоть они были доброкачественные.
Да, забыл, вся операция проводилась роботами и швы зашивали тоже роботами, так все быстрее заживает.
Супруга все это время ждала в палате, когда прошла операция доктор сам лично пришел в палату с такой улыбкой и все рассказал супруге как все прошло, единственное, сказал, так как операция задержалась и меня будут выводить из сна ночью, лучше ей поехать домой, а утром ее проведут в реанимацию. Правда из сна я вышел сам, ей ту же позвонили и сказали, что я пришел в себя.
Когда пришел в себя увидел доктора и переводчика зовут ее Анжелика.
Сказали, что все прошло отлично, у хотели уже уходить как я спросил, доктор вы все убрали, он развернулся и сказал, ты полностью здоров!!!! Вы не представляете какое это чувство это слышать, я сказал огромное Вам спасибо за это все!!!!
И еще два момента меня поразили, отношение врачей к пациентам, я не говорю, когда всю ночь после операции врачи бегали во круг меня меняя капельницы каждые 30 минут и жестами подбадривали меня с такой заботой, у всех была улыбка не смотря на ночь.
В 7 утра, в реанимации принесли мне ЗУБНУЮ ЩЕТКУ, с кружкой води и одноразовым тазиком и сказали по чистите зубы. Вы где-нибудь это встречали?
А в девять часов в реанимацию привели супругу, в России кого-нибудь водят в реанимацию, когда пациент приходит в себя после операции?
Все это много стоит, отношение доктора к пациенту (доктор Кутуп, просто от бога доктор, я не знаю какие сказать слова про него, просто я очень счастлив что меня лечил этот замечательный человек, ОГРОМНОЕ ЕМУ СПАСИБО!!!), медсестры, просто люди, которые тебе помогают во всем, поддерживают тебе, люди которые приносят еду, всегда по-русски желают тебе приятного аппетита.
Всей компании РУЛАКОМ также огромное спасибо! Анжелика, всегда всё тебе расскажет, все организует, водители - русские ребята, не просто тебя привезет в аптеку за лекарствами, с тобой пройдут, все сами переговорят с продавцом, все лекарства проверят, в первый раз даже когда выкупали продавец ошибся в пересчете денег, водитель заставил опять все пересчитать продавца, а не произвести доплату за недостающую денежку (продавец ошибся), В Екатеринбурге сотрудник Рулаком, Ольга которая занимается отправкой всех документов, помогает тут в России связаться с докторами, отправкой всех документов в Германию. Вся команда которая работает там просто золотые ребята!!
Теперь я лежу в Екатеринбурге в больнице и по рекомендации врачей из Германии, проливаю еще два курса химиотерапии, у того же Врача, у которой делал три курса химии, и вспоминаю, все это только положительными эмоциями и не сколько не жалею что я там лечился у этих замечательных врачей и людей.
Анна, дочь пациента, Екатеринбург 19.10.2020
Выражаю огромную благодарность за лечение моего папы Анатолия в Асклепиос Норд. В компанию Рулаком обратились по рекомендации, посоветовали хорошие знакомые, которые побывали в Гамбурге и прошли лечение. Лобанова Ольга профессионал своего дела, настолько быстро и позитивно организовала нам прибытие в Германию. Всегда была на связи, помогала всем, чем только могла. По приезду в Гамбург папу приняли на отлично. Анжелика, прекрасный, добрый и чуткий человек, участвует настолько плотно в ситуации пациента, отвечает на все вопросы, владеет абсолютно всеми деталями. Папа улетел в Гамбург один, и ни на минуту не было тревоги за него, он был в надежных руках. Ольга и Анжелика, большое Вам человеческое спасибо! Отдельная благодарность доктору Кутупу. Очень рады, что папу оперировал именно он! Рулаком и доктор Кутуп подарили папе возможность жить, он приехал к ним с раком почки 4 стадии. А уехал счастливый и воодушевленный! Спасибо Вам всем за ваш профессионализм и душевное отношение к пациентам. Успехов, реализации всех планов и конечно же здоровья! Спасибо!
Все отзывы
Статьи

Обратите внимание, что в случае проведения химиотерапии могут проявляться некоторые побочные действия препаратов. Ниже мы приводим обзор о том, что делать, если у Вас появились подобные проявления.

Регулярное профилактическое обследование по поводу рака толстой кишки следует начинать в возрасте 50 лет для людей со средней степенью риска развития рака толстой кишки. Существуют несколько вариантов скрининговых обследований, каждый из которых имеет свои преимущества и недостатки. 

Все статьи
Главная Статьи Любовь и секс после мастэктомии: по ту сторону операции

Любовь и секс после мастэктомии: по ту сторону операции

Многих женщин, которые узнали о предстоящей мастэктомии, волнует вопрос: как, если страшное пройдет стороной, жить с другим страшным - отсутствием груди. И удаление груди, и удаление матки, и удаление яичников ставит перед женщиной вопросы о ее женскости. Есть ли интимная жизнь после мастэктомии? Как эта личная жизнь выглядит? Что чувствует грудь после мастэктомии? Как выглядит секс, какие у него есть особенности? Редактор нашего сайта Инна Бартош задала эти и другие вопросы нескольким женщинам, пережившим операцию по удалению груди (некоторые имена изменены).

Яна, 38 лет:

Мне 38 лет, у меня трое детей, муж, кошки и собака. Работаю в детской терапии, с детьми, у которых отставание в развитии. Это работа с постоянной физической нагрузкой (поднять ребенка, наклониться) – при операции на груди это представляет проблему.

Мастэктомию сделала ровно год назад, но лечение затянулось с мая до сентября (было заражение). В октябре приходила в себя, 1 ноября вышла на работу, вернулась на спортивные тренировки. Конечно, мышцы очень ослабли, но никаких физических препятствий для занятий спортом (или любовью) нет.

С сексуальностью после мастэктомии дела обстоят точно так же, как с сексуальностью после родов: все очень зависит от того, какие отношения с партнером были до.

Я спросила мужа про восстановление груди после мастэктоми: стоит ли ставить силиконовый имплант, чтобы исправить внешний вид. Он сказал, что я могу принять любое решение: это мое тело, и мне виднее, что делать с ним. Конечно, его поддержка безумно важна. Но ещё очень важен женский настрой на то, чтобы не чувствовать себя ущербной. Заново принять своё тело. Это очень важно понять заранее, еще до операции: как ты воспринимаешь свое тело?

Что касается меня, − я прошла курс психотерапии, несколько встреч с психологом, и к моменту операции меня не волновало, что у меня не будет груди. Я знала, зачем я это делаю, для чего. В терапии я разговаривала со своим телом, попрощалась с грудью, «отпустила» ее. Подобные занятия проводят с людьми, потерявшими близкого человека, − такой процесс прощания.

После операции по-другому воспринимаешь свое тело. Чтобы привыкнуть к нему, нужно какое-то время, и ощущения меняются.

Грудь − это та часть тела, где я ничего не чувствую. Но это не мешает мне смотреть на себя в зеркало. И то же самое насчет секса и отношений между партнерами – если ты воспринимаешь себя как женщина, и твой партнер не делает из этого трагедию, то все продолжается.

Первую пару месяцев мы оба были растеряны, не знали, как воспринимать мое новое состояние. В интимном смысле было очень странно. Мы с мужем оба очень боялись, что будет больно, тяжело, что я могу сделать неловкое движение… У меня была большое заражение, четыре операции, мы были немножко этим травмированы (но не в смысле интима).

Но в какой-то момент ты просто понимаешь, что ты готова, ты хочешь секса, есть какая-то эмоция, которая тебя ведет. Как только мы поняли, как можно взаимодействовать, чтоб было удобней – все наладилось. И постепенно я стала ощущать больше уверенности в движениях, в том, что можно лечь на разные стороны (в первые месяцы можно было лежать только на спине). Как только к тебе возвращается «мувмент», твое движение, твое ощущение тела, − все встает на свои места.

Физиологически грудь я практически не чувствую. Если положить на нее руку, я могу не заметить. Эмоционально – я не чувствую стеснения. У меня есть секс, оргазм, − но они стали другими. В общем даже хорошо – в сексе появились новые открытия после долгой совместной жизни.

Конечно, мне почти 40 лет, и у меня есть партнер, в эмоциональной поддержке которого я уверена. Сложнее тем, кому 28, кому предстоит после операции знакомиться с парнями.

В Израиле и Европе многие женщине делают восстановление груди, делают татуировку соска. Есть несколько видов тату, разные подходы к его имитации, силиконовые соски в тон кожи. Мне это было неважно. Но я хочу в какой-то момент сделать себе татуировку на груди, для себя самой – я люблю татуировки.

Я хочу еще отдельно сказать о важности именно женской поддержки – от тех женщин, которые это прошли или которым предстоят такие операции, «подруг по несчастью». Важно иметь возможность поговорить с тем, кто в такой же ситуации как ты, когда можно обсудить все до самых тонкостей, − то, что неудобно или неприятно сказать даже врачу, или когда хочется похныкать, пообсуждать, посмотреть чужие шрамы до своей собственной операции, − просто посмотреть на другую женщину, которая это прошла. Мне это очень помогло.

Наталья, 65 лет:

Новость про рак нападает внезапно. Сразу теряешь опору. Ходишь потерянная и не веришь, что это про тебя. Все равно стараешься что-то предпринять, принять диагноз, а это тяжело. Я попала на операцию только спустя четыре месяца после постановки диагноза. Мне повезло, у многих рядом со мной была уже 4 стадия, многих из них уже нет из-за позднего обнаружения.

У меня полностью грудь удалена и лимфоузлы. Использую специальное белье после мастэктомии, − бюстгальтер с силиконовой вкладкой, вес которой равносилен массе оставшейся груди. Он тяжелый, но без него плохо, нарушается равновесие. Вкладку можно мыть, летом в жару с ней очень жарко.

Потом тяжело осознать, что груди нет. Сначала я не могла принять это. Даже мужу не могла показаться, было неприятно, стеснялась. А потом муж тяжело заболел, было не до близости, хотя иногда хотелось.

Эрогенные зоны остались те же. Только с кем-то чужим не могу. Боюсь, что оттолкнут. Надо, чтобы тебя любили, тогда по-другому относятся к твоим дефектам. Сейчас я вдова, и был мужчина, который хотел близости, но я не могу. Не представляю партнером никого. Если бы был муж жив, было бы проще.

Грудь побаливает – и внутри и кожа снаружи, хирург говорит - спайки. Кожа сначала очень чувствовала жар при готовке от газовой плиты (сковороды, конфорок), сейчас немного меньше уже чувствую. Трудно долго находиться на солнце, рука после мастэктомии отекает и краснеет − приходится носить кофты с рукавом как минимум на 3/4.

У меня, как и у многих знакомых, которым делали подобную операцию, остались наплывы кожи при переходе от убранной груди в подмышку. С этим приходится мириться. Этого не надо бояться. Их можно убрать с помощью пластической операции.

Илона, 51 год:

История рака груди у меня семейная: все женщины в семье умирали от него довольно молодыми. Моя мама умерла, когда мне было 19 лет, и всю дальнейшую жизнь меня сопровождал страх, что я тоже однажды встречусь с этим диагнозом. В 35 лет я сдала анализ на мутации генов BRCA1 и BRCA2, отвечающих за рак молочной железы и рак яичников. Эти мутации были у меня обнаружены. Мне рекомендовали удалить яичники, чтобы снизить уровень эстрогена, а значит, и риск. В тот момент я была абсолютно здорова, − замужем, с двумя детьми, много работала. Мы с мужем думали о еще одном ребенке, но врачи сказали, что беременность может спровоцировать начало онкопроцесса. В 37 лет мне удалили яичники.

После операции вернулась к работе и к обычной жизни. Гормональные скачки и климакс начались месяца через 3-4. Кидало в жар, потом в холод. Я эти явления старалась скрывать, стеснялась.

Сексуальное желание было, но секс стал сложным из-за сухости. Еще беспокоили неприятные ощущения в мочевом пузыре после секса. Страх цистита и боли во время секса мешали жить. Многие женщины, столкнувшись с этим, прекращают интимную жизнь. Но я смогла найти выход. Перебрав несколько вариантов, нашла подходящий лубрикант на водной основе. Проблему с циститом решаю так: перед сексом нужно выпить стакан воды, а сразу после секса − помочиться. Количество воды нужно подобрать экспериментальным путем: столько, чтобы мочевой пузырь не отвлекал, но был достаточно заполнен, чтобы была возможность освободить его сразу после акта. Рассказала об этом своему гинекологу, теперь она советует это другим женщинам.

В 41 год диагностировали рак груди. Я прошла частичное удаление груди и лимфоузлов подмышкой. Химия, облучение, 6 лет лекарственной терапии. Через год после лечения началась лимфодема руки (лимфостаз), с отеком ничего сделать не получается, и к этому тоже пришлось привыкать, учиться жить с этим.

Во время лечения о сексе мыслей не было. Слишком трудно было. Примерно через год после лечения начала приходить в себя, меньше чувствовать усталость. Вернулась к работе на один день в неделю. Наладились и интимные отношения.

Сейчас после заболевания прошло 10 лет. Слава богу, я жива, мои дети выросли с мамой рядом. Есть большие ограничения в быту, но я работаю, делаю абсолютно все по дому, путешествую, мои дети получили образование, с мужем мы вместе 28 лет.

У меня было частичное удаление: опухоль и окружающие ткани, мышцы до ребер. Импланта нет. Операция сделана ювелирно, есть только малюсенький незаметный шовчик под левой грудью, соски остались такими, как были. Первые два года я не чувствовала грудь, сейчас прикосновение к груди чувствуется, но оно мне неприятно. Вторая грудь, которую не оперировали, спокойно переносит прикосновение, но прикосновение к ней тоже больше не возбуждает, хочется прикрыть ее маечкой.

Женщина должна только одно − поменять свое мировоззрение, принять себя и свои новые возможности. Она не должна соответствовать чьим-то эстетическим ожиданиям, − важно прислушиваться, насколько ей самой хорошо. Искать позы, в которых возбуждение сильнее, в которых стимулируются эрогенные зоны, самой изучать свое тело, быть внимательной и чуткой к себе. Бывает, что партнеру не дана чуткость и умение взаимодействовать, но в этом вопросе можно же не возлагать решение этой задачи только на партнера. Очень важно доверие к партнеру.

Это работа на месяцы, иногда и на годы. У меня самой этот путь занял 7 лет. Сейчас я уже 10 лет я волонтер организации, которая организует досуг онкобольных и помогает семьям справиться с уходом близких. Я провожу с женщинами занятия по принятию себя с помощью искусства. Иногда мы с ними рисуем грудь, смеемся и плачем над рисунками, − это освобождает. Рассказываем сказки про сиськи. Именно так. Заменяя громкое «грудь», «потеря груди» на нежно-интимное «сиськи, сисечки». Это помогает принятию тела.

Я ощущаю как большую удачу, когда женщина чувствует в себе силы вернуться к прежней жизни, принять себя и понять, что в жизни главное. Некоторые, около 4%, не могут «поймать» это ощущение сами, им нужна работа с психологом.

Марина, 50 лет, Россия:

Мастэктомия у меня была три года назад.

Сначала – ох, зажило бы поскорее! Потом начинаешь осознавать себя в новом теле. Привыкать ко шву (у меня он большой, грубый, от середины грудины до подмышечной ямки, убрали и мышцу, и подмышечную ткань). Смотришь впервые в зеркало на себя обнажённую.

Неожиданно нравится как раз вот этот ракурс – со стороны отсутствующей груди. Что-то юное появилось, трогательно-мальчишеское, виктимно-изящное… Да, хорошо!

А подмышка ничего не чувствует. И вся левая рука как чужая, будто онемела. И все время нужно помнить, что нельзя ее ранить, что даже комариный укус или случайная царапина может вызвать лимфостаз после матэктомии – это такой вечный отек; что нельзя поднимать этой рукой больше килограмма, что даже давление на этой руке луче не измерять. Вот примерно такие чувства были поначалу. Позже отношение к телу изменилось.

Муж меня всегда любил, на мой вопрос перед операцией: «А будешь ли ты меня так же хотеть, когда грудь отрежут?» отвечал горячо утвердительно. Так, собственно, и было. Но глядя на шов – всё же вздыхал сострадательно и сокрушённо. Желание его, впрочем, не пропадало. И не стеснялась я ни мгновения.

Реконструкцию (пластику после удаления груди) я решила не делать. Зачем мне еще один общий наркоз? Да и просто без этого чувствовала себя красавицей. Было ощущение обновления после операции, некоего рубежа. Отсутствие одной груди не воспринимала как недостаток, тем паче – как уродство.

Процесс привыкания шёл постепенно. Я на нем не зацикливалась. Как-то специально учиться принимать себя новую не пришлось, комплексов не было. Напротив – разобралась в психологических причинах онкологии – и будто старую шкуру с себя сбросила…

Механизм возбуждения не изменился, с мужем было всё как обычно, по привычным за 20 лет сценариям. Он был нежен, старался и т.д. Но я сама стала смелее, появилось ощущение, что началась новая жизнь, стало хотеться большего. Призналась себе, что мой мужчина не подходит мне в постели. И ушла от мужа к другому мужчине через два года после операции. Операция тут сыграла лишь косвенную роль, стала маркером перехода к чему-то новому.

Для моего нового мужчины отсутствие у меня одной груди вообще не играет никакой роли. Секс прекрасен. Мой шов воспринимается как прекрасная особенность. Рука и подмышка вновь стали чувствительными, появились (раскрылись?) новые эрогенные зоны.

Постепенно изменилось мое отношение к телу. Раньше, до операции, я его подсознательно неосознанно презирала. Теперь – люблю. Стала с удовольствие пользоваться бальзамами и молочком для тела, ухаживать за ним. Но это связано не с операцией, а с появлением в моей жизни другого мужчины. Операция воспринимается как одно из многих событий прошлого. Ношу привычно специальный бюстгальтер с хорошим немецким вкладышем-протезом, да и все.

После операции прошло чуть более трех лет. Более женственной, желанной и просто счастливой (дай бог не сглазить!) я себя не ощущала никогда в жизни. Хотя много было мужчин, и браков только официальных аж три. Кажется, только сейчас узнала, что такое настоящий секс с именно тебе предназначенным человеком, и свои в этом смысле возможности.

Уважаемые клиенты!
20 лет мы работаем для Вас в клиниках крупнейшего в Германии медицинского концерна Асклепиос в Гамбурге. Наша миссия – сделать доступными достижения передовой Европейской медицины. Первый шаг для получения подробной информации – оставить заявку, чтобы мы могли связаться с Вами для подробной консультации по телефону.

Анжелика Дробот
Генеральный директор Рулаком Консалт

Как получить консультацию?
  • Оставьте заявку на сайте или позвоните по бесплатному номеру 8 800 707 39 95 и расскажите о своей ситуации.
  • Мы БЕСПЛАТНО сделаем перевод ваших медицинских документов и предложим варианты лечения
Записаться на лечение

Клиники Гамбурга

18Информация на сайте не может быть использована для постановки диагноза, назначения лечения и не заменяет прием врача